Говорят дети!

Подборка 29 мая - 08 августа 2020 г

мама Счастья, 29 май 2020:

 

"Мальчики - это такие же девочки, только с обрезанными волосами"

***

 

Eleina, 03 июн 2020:

 

А у нас сегодня юный мичуринец выявился - дочь, почти 5 лет, съела яблоко и выдала: "А я вот эти косточки, которые от яблока остались, завтра в землю положу, полью, закопаю, а потом у меня там вырастет...(пауза, восторг в глазах и с придыханием)...арбуз!"

***

 

мама Счастья, 09 июн 2020:

 

Вернулись старшие дети с прогулки. Дочь: "Мама, у меня был выбор: или остаться на дереве совсем мертвой, или порвать штаны. Ты что выбираешь? Я выбрала спрыгнуть." С последними слова поворачивается спиной, а я понимаю, что означенный предмет гардероба спасти не удастся... А ещё, что нужна вата и перекись водорода.

***

 

anna_lomakova, 26 июн 2020:

 

Соседи взяли котенка, и сегодня Катя с дочкой этих соседей водили этого котенка гулять. Рассказ очевидца (то есть, Кати): "Мама, сначала этот котенок был нормальным человеком, а потом как начал лезть под машину! Совсем с ума сошел!"

***

 

Valkiriya, 26 июн 2020:

 

Алиса 6л

Когда я была белочкой я шла по дорожке наступила на ядовитый гриб и заболела ветрянкой

***

 

Harisma, 27 июн 2020:

 

Ходим с внучкой 4г. по магазину, я читаю этикетки.

- Баб, что ищешь?

- Тоник для лица.

- Их вон много, бери любой.

- Мне нужен успокаивающий.

- У тебя что, лицо нервное? :crazy:

- Да,у него глаз дёргается :D

***

 

CoolYoMa, 30 июн 2020:

 

Дочь, 11 лет

- Ты думаешь я трусиха? Я знаешь какая смелая! Я могу спать без одеяла и не бояться что кто-то за ногу схватит. Потому что никого нет в комнате. Да же? Там и щель маленькая за кроватью, никто не сможет пролезть из духов...

***

 

Yona, 30 июн 2020:

 

Дочь, 9 лет

Шагаем мимо сквера Жукова, неподалеку группа дам в возрасте занимаются аэробикой под музыку Backstreet boys, посмотрела она на них и выдала: дааа, похоже это группа непопулярных лайкеров...

 

Бульвар героев, часовня. О маленькая церковь! Я отвечаю, что это называется часовней. Задумалась. Там чо время спрашивают?

***

 

CoolYoMa, 15 июл 2020:

 

Дочь сокрушается: эх, не хочет Володя (17 лет брату) тату делать... и волосы красить. Не в меня пошёл...

***

 

Valkiriya, 16 июл 2020:

 

Алиса 6л

- доча, ты пижаму случайно наизнанку надела?

- нет, так теплее :D

***

 

мама Счастья, 16 июл 2020:

 

Дочь (6 лет. Сокрушенно) : " Что-то мне не нравятся друзья брата . За кого буду замуж выходить ..."

***

 

Mamagala, 07 авг 2020:

 

Дочь(18 лет - ну а что - детё же моё :D ) сделала макияж.

Я рассматриваю.

- Ой как красиво глазки накрасила, и щёчки, и.... носик.. нос?

Хохочет.

- И нос!

У меня в голове: "Они и нос теперь красят? Я не стар - я супер стар!"

***

 

anna_lomakova, 08 авг 2020:

 

Дочь, 3 года, показывает мне свою куклу: Мама, смотри какая у меня ХЕЯ! Ее зовут девочка! :D

***

 

CoolYoMa, 08 авг 2020:

 

Идёт мужчина в майке спортивной с номером 7.

Я: Лиза, смотри, парень с номером на майке.

Лиза: может это подписано какой он по счету муж у своей жены?

Праздники России

Создан новый проект «Не тяни-позвони» Службы помощи онкобольным PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
13.11.2018 01:23



«Чтобы пойти к врачу, нужно поверить в то, что ты хозяин своей жизни, можешь что-то в ней изменить. Оказывается, у нас мало кто в это верит»
Число звонков на горячую линию психологической помощи онкобольным «Ясное утро» с момента ее открытия в 2007 году ежегодно удваивается.
Теперь на горячей линии можно получить не только психологическую, но и правовую помощь, связанную с лечением, консультацию по маршрутизации пациента с тем или иным диагнозом, а также узнать о профилактике рака и поговорить со священником.
Вырос запрос на юридическую помощь
Ольга Гольдман, директор Службы помощи онкологическим больным «Ясное утро»:
— Диагноз «рак» по-прежнему очень эмоционально нагружен. Ведь рак — это неизвестность. Если человека разбил инсульт, буквально в ближайшие несколько недель становится понятно, какие у него перспективы. При раке никто не знает, почему возникла болезнь, что нужно сделать, чтобы она не возникла, как дальше поведёт себя опухоль. Отсюда: растерянность, дезориентированность, часто паника.
У онкопациентов по-прежнему важен запрос на «спокойно поговорить». Онкобольной — это человек, у которого в голове всё перемешано: за что хвататься? куда бежать? кому доверять? где лучше?
Но до сих пор ставок психолога нет даже в московских онкодиспансерах.
Любопытно, что в последние годы уменьшается количество чисто психологических запросов. Раньше их было процентов 70, теперь — около 50. Остальное — юридические проблемы и маршрутизация. Мы это связываем с ухудшением положения пациентов, несмотря на бодрые рапорты в новостях. Из-за большого спрос нам пришлось взять еще одного юриста на горячую линию.
Всероссийская горячая линия психологической помощи онкологическим больным и их близким «Ясное утро«: 8-800-100-01-91. Звонок бесплатный на территории России.
Мы занялись маршрутизацией
Мы стараемся анализировать запросы наших пациентов и выделять «горячие точки» в своей работе. Например, многие в первое время так растеряны, что не знают — к кому идти, с чего вообще начинать? Сейчас мы начали собирать собственную базу данных — куда обратиться за лечением, где лучше лечат тот или иной вид рака, — потому что таких запросов очень много.
Когда с маршрутизацией всё в порядке, растет количество психологических запросов. Но если человеку непонятно, где ему лечиться, если у него в доступе один-единственный диспансер, до которого нужно ехать на перекладных, человеку не до психологии, ему бы с лечением разобраться.
Какое-то время назад в Москве изменились правила выписки рецептов, и стало меньше жалоб на то, что нет лекарств. Когда система работает хорошо, вы можете всё получить, вам всё понятно, тревожность меньше.
Зато выросло число жалоб на загруженность врачей и нехватку медсестёр и санитарок в стационарах.
Нынешние врачи загнаны, они работают на несколько ставок, перерабатывают, стационары сейчас посокращали. В отделениях работает половина сестёр от необходимого количества. А если нет нормального количества медсестер и санитарок, пациенты не смогут получить качественную медпомощь, какие бы хорошие врачи там ни работали.
Люди не понимают, что говорит им врач, а переспросить стесняются
Недавно мы проводили опрос о качестве медицинской помощи в Москве.
Всем звонившим москвичам задавали очень простые вопросы. «Поняли ли вы, что сказал врач на приеме?» И выяснилось, что 50% не поняли, или не совсем поняли, или остались вопросы.
«Сказали ли вам, что после окончания лечения вы должны находиться на учете и регулярно проходить проверки?» 80% об этом не знали. Эти цифры мы сообщили в Московский Департамент здравоохранения. Цифры, конечно, вызвали удивление, потому что восприятие пациента невозможно замерить изнутри медицины.
Еще одна проблема, о которой говорят пациенты — в том, что онкологическая помощь часто оказывается слишком поздно – то есть, к онкологу человек попадает не сразу, его должен направить участковый терапевт.
И мы часто слышим истории, когда врачи первичного приёма не понимают, с каким диагнозом они имеют дело, что это может быть онкология! А время-то идет.
Онкопсихолог – в чем специфика
В последний год мы наблюдаем взрыв интереса к специальности — онкопсихолог. Конечно, консультировать онкопациента может и любой опытный психолог, но мы продолжаем настаивать, что это должна быть особая специальность, и сопровождение психолога должно входить в стандарты оказания онкологической помощи.
Особенности онкологического пациента в том, что человек находится в нересурсном, разобранном состоянии.
У онкопсихолога задача довольно краткосрочная — помочь клиенту пережить болезнь, победить её и, желательно, не развалиться по ходу.
При этом надо понимать, что у клиента нет ресурсов, например, отвечать на вопросы, которые ему будет сложно слышать.
Человек устал, у него нет сил, его нельзя проводить через катарсис, заставлять решать огромные проблемы, которые ему, может быть, сейчас и не нужны. Это обычные ограничения при работе с больными людьми, но при работе с онкологией они особенно важны.
Есть такое понятие – приверженность лечению, — когда человек следует указаниям врача.
В онкологии, по неофициальным данным, до 15% пациентов, получив диагноз, на лечение не возвращается.
Возможно, конечно, что эти люди обратились в другую клинику, но данных таких нет.
Конечно, это их выбор, и никому, кроме себя (и своих близких), они этим вреда не наносят. Скорее всего, за каждым таким невозвращением стоит огромная тяжелая история. И в этот момент важно человеку помочь.
Много исследований на Западе свидетельствуют: психологическая поддержка помогает пациентам выздоравливать. Такой пациент менее тревожен, он лучше сотрудничает с врачом, он хочет вылечиться. Ведь онкология — такая область, в которой пациент не вылечится, если он не захочет: борьба с болезнью отнимает много сил, нужно проявлять инициативу, задавать вопросы, искать информацию, врачей. Конечно, без поддержки это очень сложно сделать.
Почему психологам сложно помогать онкобольным
Запросы на психологическую помощь на горячей линии очень зависят от времени года, просто погоды. Сейчас, например, осень, всё печально, вокруг обострения, и это очень видно на телефоне. В майские праздники, наоборот, бывает затишье. Летом все «на картошке», и нам меньше звонят.
Тревожность уменьшается, когда люди заняты. Когда солнце светит, настроение лучше.
Но мне всегда было интересно, почему у нас люди до последнего откладывают поход к врачу, а уж тем более к онкологу. Уже болит, уже выросла шишка в груди, уже ты подозреваешь, чем это может закончиться. Но к врачу не идешь.
Недавно я читала статью, авторы которой сделали вывод — если человек не приучен контролировать свою жизнь, считая, что это сделает кто-то другой, он не верит, что может что-то сам изменить.
То есть, чтобы пойти к врачу, нужно поверить в то, что ты хозяин своей жизни, можешь что-то в ней изменить.
Но посмотрите на наших людей – у трёх или даже четырёх поколений право влиять на свою жизнь было редуцировано. Мы привыкли думать: «Кто-то должен за меня решить, кто-то должен вызвать меня на осмотр». Это наследие наших коллективистских времен. И мы не можем ждать, что все одномоментно станут самостоятельными и сознательными.
Когда мы работаем на телефоне, одна из наших задач — создать понимание: твое здоровье никого, кроме тебя не интересует.
Только ты отвечаешь за свою судьбу. Ты принял решение не ходить к врачу, это OK. Но это твое решение, больше за него никто не отвечает.
Чтобы как-то адресовать вопрос об ответственности за свое здоровье, мы недавно запустили информационную кампанию «Не тяни-позвони». Хотя бы позвони обсудить, что у тебя со здоровьем, куда и как можно сходить провериться? Какие признаки у онкологических заболеваний, что можно сделать, чтобы не заболеть?
Очень простые вопросы, которые волнуют многих, но почему-то все время хочется оттянуть, отложить эти неприятные вопросы.
Спасут ли дело скрининги
Недавно Москва провела массовый скрининг женщин на генетическую предрасположенность к раку груди. Но выявляемость у этой программы по любой статистике будет меньше одного процента. То есть, протестировали дикое количество женщин за дикое количество денег, очень маленькое количество из них получит ответ, что этот ген у них есть.
Большинство из тех, у кого есть ген, не больны, некоторые из тех у кого нет гена, больны. Что они будут делать с этой информацией, никто не знает. Никто не поставит их ни на какой учёт. А вопросы и страхи у людей останутся и хорошо, если они пойдут с ними в нашу Службу.
Когда встает вопрос, как должна быть устроена система, нужно внимательно изучать заграничный опыт. Там давно просчитан экономический эффект от подобных мероприятий, не все они окупаются, некоторые имеют обратный эффект, например, от ненужной гипердиагностики. Хорошо, что деньги на скрининг есть, но еще лучше будет, если они будут потрачены с умом.
О чем мечтает руководитель «Ясного утра»
Чтобы услуги по психологической поддержке онкобольных предоставляло государство. Чтобы наши врачи были обучены правильной коммуникации с пациентами и не травмировали их жестокими словами. Чтобы при каждой больнице у нас, как в Англии, работали бы психологи, социальные работники и эрготерапевты, которые бы занимались не только психологической поддержкой, но и маршрутизацией, и социальными проблемами, и адаптацией пациента.
Если каждая больница в нашей стране откроет у себя психологические кабинеты и будет предоставлять эту помощь бесплатно, делать нам, наверное, будет особо нечего.
Основной проект Службы «Ясное утро» — горячая линия психологической помощи онкобольным – существует с 2007 года. За время существования на неё позвонили более 250 тысяч человек.
Ожидается, что в 2018 году число позвонивших на горячую линию превысит 35000 человек. Это – люди, которым поставлен диагноз «рак», а также их родственники и знакомые.
Сейчас помимо горячей линии служба «Ясное утро» запускает и другие проекты.
С 2013 года на базе Московского социально-педагогического института существует курс повышения квалификации «Онкописхология» для медицинских психологов, выдаётся диплом государственного образца. С 2009 года проводятся ежегодные Всероссийские съезды онкопсихологов. Выпускаются памятки для пациентов и их близких, проводятся очные консультации.

«Чтобы пойти к врачу, нужно поверить в то, что ты хозяин своей жизни, можешь что-то в ней изменить. Оказывается, у нас мало кто в это верит»

 

Число звонков на горячую линию психологической помощи онкобольным «Ясное утро» с момента ее открытия в 2007 году ежегодно удваивается.

 

Теперь на горячей линии можно получить не только психологическую, но и правовую помощь, связанную с лечением, консультацию по маршрутизации пациента с тем или иным диагнозом, а также узнать о профилактике рака и поговорить со священником.

 

Вырос запрос на юридическую помощь

 

Ольга Гольдман, директор Службы помощи онкологическим больным «Ясное утро»:

 

— Диагноз «рак» по-прежнему очень эмоционально нагружен. Ведь рак — это неизвестность. Если человека разбил инсульт, буквально в ближайшие несколько недель становится понятно, какие у него перспективы. При раке никто не знает, почему возникла болезнь, что нужно сделать, чтобы она не возникла, как дальше поведёт себя опухоль. Отсюда: растерянность, дезориентированность, часто паника.

 

У онкопациентов по-прежнему важен запрос на «спокойно поговорить». Онкобольной — это человек, у которого в голове всё перемешано: за что хвататься? куда бежать? кому доверять? где лучше?

 

Но до сих пор ставок психолога нет даже в московских онкодиспансерах.

 

Любопытно, что в последние годы уменьшается количество чисто психологических запросов. Раньше их было процентов 70, теперь — около 50. Остальное — юридические проблемы и маршрутизация. Мы это связываем с ухудшением положения пациентов, несмотря на бодрые рапорты в новостях. Из-за большого спрос нам пришлось взять еще одного юриста на горячую линию.

 

Всероссийская горячая линия психологической помощи онкологическим больным и их близким «Ясное утро«: 8-800-100-01-91. Звонок бесплатный на территории России.

 

Мы занялись маршрутизацией

 

Мы стараемся анализировать запросы наших пациентов и выделять «горячие точки» в своей работе. Например, многие в первое время так растеряны, что не знают — к кому идти, с чего вообще начинать? Сейчас мы начали собирать собственную базу данных — куда обратиться за лечением, где лучше лечат тот или иной вид рака, — потому что таких запросов очень много.

 

Когда с маршрутизацией всё в порядке, растет количество психологических запросов. Но если человеку непонятно, где ему лечиться, если у него в доступе один-единственный диспансер, до которого нужно ехать на перекладных, человеку не до психологии, ему бы с лечением разобраться.

 

Какое-то время назад в Москве изменились правила выписки рецептов, и стало меньше жалоб на то, что нет лекарств. Когда система работает хорошо, вы можете всё получить, вам всё понятно, тревожность меньше.

 

Зато выросло число жалоб на загруженность врачей и нехватку медсестёр и санитарок в стационарах.

 

Нынешние врачи загнаны, они работают на несколько ставок, перерабатывают, стационары сейчас посокращали. В отделениях работает половина сестёр от необходимого количества. А если нет нормального количества медсестер и санитарок, пациенты не смогут получить качественную медпомощь, какие бы хорошие врачи там ни работали.

 

Люди не понимают, что говорит им врач, а переспросить стесняются

 

Недавно мы проводили опрос о качестве медицинской помощи в Москве.

 

Всем звонившим москвичам задавали очень простые вопросы. «Поняли ли вы, что сказал врач на приеме?» И выяснилось, что 50% не поняли, или не совсем поняли, или остались вопросы.

 

«Сказали ли вам, что после окончания лечения вы должны находиться на учете и регулярно проходить проверки?» 80% об этом не знали. Эти цифры мы сообщили в Московский Департамент здравоохранения. Цифры, конечно, вызвали удивление, потому что восприятие пациента невозможно замерить изнутри медицины.

 

Еще одна проблема, о которой говорят пациенты — в том, что онкологическая помощь часто оказывается слишком поздно – то есть, к онкологу человек попадает не сразу, его должен направить участковый терапевт.

 

И мы часто слышим истории, когда врачи первичного приёма не понимают, с каким диагнозом они имеют дело, что это может быть онкология! А время-то идет.

 

Онкопсихолог – в чем специфика

 

В последний год мы наблюдаем взрыв интереса к специальности — онкопсихолог. Конечно, консультировать онкопациента может и любой опытный психолог, но мы продолжаем настаивать, что это должна быть особая специальность, и сопровождение психолога должно входить в стандарты оказания онкологической помощи.

 

Особенности онкологического пациента в том, что человек находится в нересурсном, разобранном состоянии.

 

У онкопсихолога задача довольно краткосрочная — помочь клиенту пережить болезнь, победить её и, желательно, не развалиться по ходу.

 

При этом надо понимать, что у клиента нет ресурсов, например, отвечать на вопросы, которые ему будет сложно слышать.

 

Человек устал, у него нет сил, его нельзя проводить через катарсис, заставлять решать огромные проблемы, которые ему, может быть, сейчас и не нужны. Это обычные ограничения при работе с больными людьми, но при работе с онкологией они особенно важны.

 

Есть такое понятие – приверженность лечению, — когда человек следует указаниям врача.

 

В онкологии, по неофициальным данным, до 15% пациентов, получив диагноз, на лечение не возвращается.

 

Возможно, конечно, что эти люди обратились в другую клинику, но данных таких нет.

 

Конечно, это их выбор, и никому, кроме себя (и своих близких), они этим вреда не наносят. Скорее всего, за каждым таким невозвращением стоит огромная тяжелая история. И в этот момент важно человеку помочь.

 

Много исследований на Западе свидетельствуют: психологическая поддержка помогает пациентам выздоравливать. Такой пациент менее тревожен, он лучше сотрудничает с врачом, он хочет вылечиться. Ведь онкология — такая область, в которой пациент не вылечится, если он не захочет: борьба с болезнью отнимает много сил, нужно проявлять инициативу, задавать вопросы, искать информацию, врачей. Конечно, без поддержки это очень сложно сделать.

 

Почему психологам сложно помогать онкобольным

 

Запросы на психологическую помощь на горячей линии очень зависят от времени года, просто погоды. Сейчас, например, осень, всё печально, вокруг обострения, и это очень видно на телефоне. В майские праздники, наоборот, бывает затишье. Летом все «на картошке», и нам меньше звонят.

 

Тревожность уменьшается, когда люди заняты. Когда солнце светит, настроение лучше.

 

Но мне всегда было интересно, почему у нас люди до последнего откладывают поход к врачу, а уж тем более к онкологу. Уже болит, уже выросла шишка в груди, уже ты подозреваешь, чем это может закончиться. Но к врачу не идешь.

 

Недавно я читала статью, авторы которой сделали вывод — если человек не приучен контролировать свою жизнь, считая, что это сделает кто-то другой, он не верит, что может что-то сам изменить.

 

То есть, чтобы пойти к врачу, нужно поверить в то, что ты хозяин своей жизни, можешь что-то в ней изменить.

 

Но посмотрите на наших людей – у трёх или даже четырёх поколений право влиять на свою жизнь было редуцировано. Мы привыкли думать: «Кто-то должен за меня решить, кто-то должен вызвать меня на осмотр». Это наследие наших коллективистских времен. И мы не можем ждать, что все одномоментно станут самостоятельными и сознательными.

 

Когда мы работаем на телефоне, одна из наших задач — создать понимание: твое здоровье никого, кроме тебя не интересует.

 

Только ты отвечаешь за свою судьбу. Ты принял решение не ходить к врачу, это OK. Но это твое решение, больше за него никто не отвечает.

 

Чтобы как-то адресовать вопрос об ответственности за свое здоровье, мы недавно запустили информационную кампанию «Не тяни-позвони». Хотя бы позвони обсудить, что у тебя со здоровьем, куда и как можно сходить провериться? Какие признаки у онкологических заболеваний, что можно сделать, чтобы не заболеть?

 

Очень простые вопросы, которые волнуют многих, но почему-то все время хочется оттянуть, отложить эти неприятные вопросы.

 

Спасут ли дело скрининги

 

Недавно Москва провела массовый скрининг женщин на генетическую предрасположенность к раку груди. Но выявляемость у этой программы по любой статистике будет меньше одного процента. То есть, протестировали дикое количество женщин за дикое количество денег, очень маленькое количество из них получит ответ, что этот ген у них есть.

 

Большинство из тех, у кого есть ген, не больны, некоторые из тех у кого нет гена, больны. Что они будут делать с этой информацией, никто не знает. Никто не поставит их ни на какой учёт. А вопросы и страхи у людей останутся и хорошо, если они пойдут с ними в нашу Службу.

 

Когда встает вопрос, как должна быть устроена система, нужно внимательно изучать заграничный опыт. Там давно просчитан экономический эффект от подобных мероприятий, не все они окупаются, некоторые имеют обратный эффект, например, от ненужной гипердиагностики. Хорошо, что деньги на скрининг есть, но еще лучше будет, если они будут потрачены с умом.

 

О чем мечтает руководитель «Ясного утра»

 

Чтобы услуги по психологической поддержке онкобольных предоставляло государство. Чтобы наши врачи были обучены правильной коммуникации с пациентами и не травмировали их жестокими словами. Чтобы при каждой больнице у нас, как в Англии, работали бы психологи, социальные работники и эрготерапевты, которые бы занимались не только психологической поддержкой, но и маршрутизацией, и социальными проблемами, и адаптацией пациента.

 

Если каждая больница в нашей стране откроет у себя психологические кабинеты и будет предоставлять эту помощь бесплатно, делать нам, наверное, будет особо нечего.

 

Основной проект Службы «Ясное утро» — горячая линия психологической помощи онкобольным – существует с 2007 года. За время существования на неё позвонили более 250 тысяч человек.

Ожидается, что в 2018 году число позвонивших на горячую линию превысит 35000 человек. Это – люди, которым поставлен диагноз «рак», а также их родственники и знакомые.

Сейчас помимо горячей линии служба «Ясное утро» запускает и другие проекты.

С 2013 года на базе Московского социально-педагогического института существует курс повышения квалификации «Онкописхология» для медицинских психологов, выдаётся диплом государственного образца. С 2009 года проводятся ежегодные Всероссийские съезды онкопсихологов. Выпускаются памятки для пациентов и их близких, проводятся очные консультации.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/novosti-yasnogo-utra/
Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=70&t=3231&p=1595485#p1595485

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 28 гостей онлайн